Поиск по этому блогу

вторник, 31 октября 2017 г.

РЕВОЛЮЦИЯ ЛЮТЕРА


Сейчас отмечается столетие Октябрьской революции в России. Это, безусловно, главное событие для мира, читающего по-русски.
Для Европы сегодня другой очень важный юбилей, который повлиял на развитие человечества не меньше, чем революция в России.
500 лет назад началась Реформация.
Согласно легенде: 31 октября 1517 года немецкий католический монах-августинец и богослов Мартин Лютер обнародовал на дверях Замковой церкви в Виттенберге свои 95 тезисов. Тезисы венчал заголовок «Диспут о прояснении действенности индульгенций».
Мартин Лютер имел титул доктора теологии и преподавал в университете. Двери церкви служили тогда в качестве своего рода университетской доски объявлений.
Так начался протестантизм и раскол христианской церкви в Западной Европе.

ЗНАЧЕНИЕ РЕФОРМАЦИИ

Об этом событии написано тысячи книг. И оно того вполне заслуживает.
Хотя бы потому, что Реформация породила не только бесчисленный сонм новых протестантских конфессий, но и заложила основу для новой протестантской этики.

И то и другое изменит Европу и весь мир. Мир, в котором мы сегодня живем, сложился во многом благодаря Реформации, начатой Мартином Лютером.

И рыночный капитализм, и дух предпринимательства, и буржуазность, и национальные церкви вместе с буржуазной демократией — все они плод этих 95 тезисов и предшествовавшего озарения Лютера, которое пришло к нему прежде... в туалете.

ОЗАРЕНИЕ В ТУАЛЕТЕ

Сам Лютер, говорил, будто находился "в клоаке", когда на него снизошла идея о том, что вечной жизнью душа обязана не делам, но вере.

Основоположник лютеранства страдал частым несварением желудка и много часов проводил в уборной. Именно в это время к нему являлись интересные мысли.

ПРОТИВ ПАПЫ и ИНДУЛЬГЕНЦИИ

Лютер думал и готовился долго.
Ещё дольше готовилась показать фигу Риму Северная Европа, которая с ужасом и презрением внимала сообщениям о разврате папского двора, о несоответствии католического руководства христианским нормам, о коррупции, убийствах, отравлениях и прочей ренессансной специфики.

Формальным поводом для обнародования тезисов был протест против торговли индульгенциями. Лютер решил провести по этому поводу богословский спор - диспут о том, можно ли спасти грешную душу за деньги, как тогда уверяли папа и римская курия.

На самом деле 95 тезисов — это протест против католицизма. Лютер предлагал вернуться к истокам раннего христианства. По мнению Лютера, например, торговля индульгенциями противоречила Священному Писанию.

КАЖДОМУ ПО ВЕРЕ ЕГО

Поскольку Лютер, в результате озарения, полученного в клозете, считал, что вечной жизнью душа обязана не делам, но «каждому будет дано по вере его», он полагал, что грешный человек, воистину уверовавший во всемогущего и совершенного Бога, уже тем самым становится праведным в глазах Всевышнего, то есть ни в каких индульгенциях не нуждается.

Торговцы индульгенциями продают «оправдания»? Они за деньги дают «прощение грехов»? Да кто дал им такое право?!

Тем более, что деньги, полученные за грехи на грехи же и идут: на римских блудниц, оргии кардиналов, построение роскошных жилищ, картины с языческими сюжетами.
Согласно Лютеру: прощение грехов - дается не монахом, продающим индульгенцию, а исключительно божьей милостью. За веру. И не зависит от оправдательных поступков, благих дел для искупления или денег, брошенных в церковную кассу.

По Лютеру: человек может и должен обращаться к своему Создателю напрямую через молитвы и не нуждается для этого ни в церкви, ни в священниках.

Хотя некоторые современные исследователи говорят, что никаких тезисов Лютер ни к каким дверям не прибивал, но благочестивые лютеране им не верят.

И правильно делают. Ведь главное — вера.

Зато туалет, в котором осенило Лютера, в 2004 году нашли...

Анти-РЕНЕССАНС

Мартин Лютер, настаивая на том, что люди могут спасти свою душу только благодаря вере, относился с большим предубеждением к человеческому разуму.

Мы часто произносим «Возрождение и Реформация» - как будто речь идет о близняшках.

А Лютер — это скорее анти-Ренессанс. Он протест именно против ренессансного духа. Лютер был противником ренессансного возвеличения человека.

Он не гуманист. Лютер осуждал гуманизм как недопустимое «обоготворение твари».

ЛЮТЕР и ФАУСТ

Когда готовился к лекции о Фаусте, орбратил внимание: в ранних книгах о докторе чернокинжнике Лютер противопоставляется Фаусту. У них есть много общего. Они земляки. Современники. Фауст и Лютер — дети крестьян. Оба стали докторами теологии, и преподавателями богословия в одном и том же университете в Виттенберге. Но авторы книжек хвалят Лютера за то, что в отличие от Фауста он сумел побороть дьявольские искушения нечестивого разума, который, преисполненный гордыней, стремится к запретным знаниям. В этих книжках: Фауст, человек дерзкого разума, стал жертвой дьявольских соблазнов и погубил своих душу. Лютер — пример подлинного христианства.

ВЕРА и РАЗУМ

Сам Лютер постоянно ратует против "великой дерзости" человеческого разума, говорит о бессилии ума, подчиненного страстям, падкого на искушения, находящегося в плену у дьявола. Он презрительно именует человеческий ум "бестия" (Bestia), "госпожа умница" (Frau Kluglin), "господин умник" (Meister Kluglin), "умная распутница - природный разум" (Die kluge Hur, die naturliche Vernunft)".

Лютер проклинал Аристотеля и его логику. Аристотеля основатель лютеранства называл сыном Сатаны. Как Иванушка Бездомный жалел, что нельзя отправить Канта в Соловки, так Лютер сожалел, что сжечь можно только трактаты Аристотеля, а самого уже, к сожалению, нельзя.

Ученных Лютер сравнивал с "огромными, сильными великанами древности, которые громоздили гору на гору и строили вавилонскую башню". Дьявол охотно выбирает в жертвы "такие головы, которые имеют кое-какие способности и сразу же осмеливаются думать и рассуждать обо всем по своему усмотрению".

Лютер, ссылаясь на Библию, отвергал учение Коперника как ересь.

Лютер считал, что умствования мешают человеку спастись. "Ratio" для него "невеста дьявола". Спасти может только иррациональная вера. И чем более вера иррациональна — тем более она является истинной и ведущей к спасению.

Лютер считал, что вера должна расправиться с пытливым и ищущим разумом, "свернуть шею", "задушить зверя".

"ВЕРОЙ СПАСЕТЕСЬ"

И сспорил Лютер в этом вопросе не только с умниками-гуманистами, но и современной ему церковной схоластикой, которая вслед за Уильямом Оккамом верила в неограниченные возможности разума в познании земных явлений. Оккаам утверждал, что разум дает возможность человеку отличать добро от зла, вершить добрые дела, которые зачтутся. Лютер же набросился именно на эти оккамистские представления о способности человека собственными силами и разумом творить благо, как бы принуждая бога к ответным благодеяниям.

Добрые дела человека в отношение других людей — в мире Лютера — не имеют пред Богом никакой ценности. Только «верой спасетесь».

ЖИВАЯ БИБЛИЯ

Именно революция Лютера сделала Библию вновь читаемой книгой. Книгой книг.

Католическая церковь считала, что пастве читать книгу не нужно. Даже: ОПАСНО.

Поэтому и стоило хранить её на мертвом языке, доступном только очень узкому кругу.

Народная этимология возводит СЛАВЯНЕ — к разумеющие слово Божие, а НЕМЦЫ — суть немые, ибо не понимают смысл священных текстов и собственных молитв.

Католическая церковь в Средние века наказывала за попытки перевода Библии на общедоступные языки. Между текстом и паствой ставились толкователи — сама католическая церковь...

Протестантизм предположил: раз Бог говорит с человеком посредством Библии, то изучение ее — право и обязанность каждого.

ПРОТЕСТАНТИЗМ и РЕВОЛЮЦИЯ ГУТЕНБЕРГА

Хотя сами 95 тезисов Лютер написал на латыни, распространению нового религиозного течения в огромной степени способствовали сделанные им в 1522 году перевод Нового, а в 1534 году - Ветхого заветов на понятный простым прихожанам немецкий язык.

В середине предыдущего XV столетия первый типограф Европы - немец Иоганн Гутенберг (Johannes Gutenberg) создал способ книгопечатания подвижными литерами. Этой новой технологией воспользовались сторонники Лютера. Она позволяла размножать и распространять тезисы и другие сочинения основоположника Реформации практически в любом количестве.

Реформация и книгопечатание распространили национальные переводы Библии. Древние ветхозаветные евреи заговорили на живых языках. Изобретение книгопечатания превратило Библию в первый в истории бестселлер. Авторитет ставшей необычайно популярной Главной Книги подменил авторитет папства, как носителя божественной истины. Возобладало стремление «вернуться к источникам» и полагаться лишь на них, минуя каких бы то ни было посредников, придало текстам ореол обновленной аутентичности.

ГЕРМЕНЕВТИКА: ИСТОЛКОВАНИЕ ТЕКСТА

А дальше? Когда человек открывает Книгу книг и остается с текстом, без всяких объяснений и примечаний наедине...

«Мы смотрим в Библию весь день:
Я вижу свет, ты видишь тень»
Вильям Блейк (перевод Самуила Маршака).

Однако, библейский текст настолько многообразен, что каждый может найти в нем своё. И находились люди, группы людей, народы, которые отличались весьма «своеобразным» толкованием Священного Писания.

Буры, заселявшие Южную Африку, нашли в Ветхом Завете опадание расизма и расовой дискриминации.

Когда при Александре I был осуществлен перевод Библии на современный русский язык и началось широчайшее распространение дешевых, субсидируемых государством изданий Священного Писания, то это способствовало необыкновенному росту различных сект. Враги общедоступной Библии говорили, что она играет на руку старообрядцам, хлыстам, даже скопчеству. Английскому путешественнику рассказывали, что в армейском полку, получившем русские книги Нового Завета, под влиянием чтения их разом оскопилось 17 человек. Когда об этом доложили петербургскому митрополиту Серафиму, он ответил, что если люди неправильно поняли Писание, то оно им сейчас нужно ещё больше, чем прежде.

«Бог не писал в своей скрижали,
Чтобы себя мы унижали.
Себя унизив самого,
Ты унижаешь Божество... »
Вильям Блейк (перевод Самуила Маршака)

ГНОСТИКИ и ЗМИЙ

Самый первый перевод библейских текстов Септуаги́нта (перевод семидесяти толковников) на древнегреческий язык уже ознаменовался очень своеобразным истолкованием первых же глав Торы. Когда греческие философы в Александрии прочли, ценившие познание, прочитали про то, что Создатель мира запретил вкушать плоды с Древа Познания Добра и Зла, а Змий разрешил, они начали почитать змея и осуждать этого самого Сотворившего мир, которого они стали называть «демиург». Демиург создает материю и заключает души в материальных телах. Демиург-тюремщик — причина всех бед и несовершенств, «злое» начало мира. Несовершенный дух-творец мира, в отличие от Бога, «доброго» начала. Философы пришли к выводу, что Демиург - плохой, а змей — хороший. Так появилось гностическое учение «офитов» (от греческого слова «офис» — змей).

ГДЕ ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ?

Несколько лет назад в англоязычной версии газеты «Гаарец» наткнулся на статью «Разве Адам и Ева говорили на голландском?» арабского автора Халеда Диаба, в котором автор, вопрошая, иронизируя и стебясь по мере сил, сообщает, что, по-видимому, евреи, как всегда, все напутали, Земля обетованная находится совсем не там, где они думают. На самом деле она расположена в паре тысяч километров к северо-востоку - в Нидерландах и Бельгии.

Это не только ирония, которую можно подкрепить личными впечатлениями, сравнив Израиль и Палестинскую автономию с странами Бенилюкса на предмет насколько «райской» является жизнь здесь и там. Нет. На этот счет есть всамделишная теория. Теория, которая помещает земной Эдем на территорию современных Нидерландов и Бельгии, восходит к эпохе Возрождения. Именно тогда мыслитель Иоганн Горопий (Бекан), живший в XVI столетии придворный врач и теоретик языкознания (между прочим, он, будучи основоположником сравнительного языкознания, первым заметил родство индоевропейских языков), предположил, что Эдем был расположен в Антверпене, а Адам и Ева говорили на антверпенском диалекте голландского языка. Он считал, что имя Адам наверняка происходит от голландского словосочетания Haat-Dam ("Плотина от ненависти"), а Ева - это Eeuw-Vat ("Вечная бочка")". Подобным же образом он определил происхождение имен Каина, Авеля, Ноя, Авраама, Моисея и других библейских персонажей. Для него такая этимология казалась самоочевидной. В конце концов, он был убежден, что голландский язык буквально является древнейшим в мире: само его название Dutch произошло от слова De Oudst - древнейший.

Многие современники высмеивали учение Бекана, однако оно не казалось им абсурдным. Так, Адриан ван дер Шрик, исследователь фламандских диалектов, живший примерно в одно время с Беканом, утверждал, что "нидерландцев вместе с галлами и германцами в древнейшие времена называли кельтами, которые пошли от иудеев".

ГОЛЛАНДЦЫ - "ПОТЕРЯННОЕ КОЛЕНО"

С этой теорией происхождения нидерландцев соглашались в ту пору голландские евреи, нашедшие приют в этой стране, которая тогда была наиболее веротерпимой в Европе. Согласно взглядам голландских евреев, голландцы были одним из потерянных колен Израилевых, а именно коленом Завулоновым. Как-никак одного из детей Завулона звали Хэлон и он подарил свое имя Голландии.

Диаб обращает внимание на то, что подобная точка зрения существовала не только в Нидерландах: в Великобритании также существовало учение о связи британцев с древними иудеями, получившее название "британский израилизм". Его основателем был личный секретарь Оливера Кромвеля Джон Садлер. Оно приняло такой размах, что в 1933 году теолог К.Т. Даймонт писал, что англоизраэлиты превратили "Библию" в настольное пособие национальной мании величия".

ПЕРВЫЕ "СИОНИСТЫ"

Собственно говоря, именно революционеры Кромвеля были первыми «политическими сионистами». Пуритане начали читать Ветхий Завет как историческую хронику задолго до того, как эта мысль пришла в голову еврейским сионистам. Они первыми превратили ветхозаветные истории в манифест, требовавший политического истолкования.

Христианский политический сионизм возник в Британии и США раньше, чем у евреев. И во многом повлиял на формирование еврейского сионизма.

Лютера принято (вполне обоснованно) считать ненавистником евреев, основоположником немецкой традиции, которая в ХХ веке привела к Холокосту. Он действительно был юдофобом, считавшим, что нужно сжечь все синагоги. Но антисемитом в современном понимании он не был. С евреями, которые приняли бы лютеранство у него не было никаких проблем (в отличие от католической Испании, где преследовали выкрестов в четвертом поколении).

А протестантизм в разных странах порождал разные феномены в отношение евреев и иудаизма. О чем я написал выше. И о чем можно было бы написать гораздо больше.

Комментариев нет: