Поиск по этому блогу

среда, 27 июля 2016 г.

Парадоксы лорда Бальфура: "антисемит", "сионист" и создатель антииммиграционного законодательства




Председатель палестинской автономии Абу-Мазен обратился к государствам Арабской лиги с просьбой помочь палестинцам подать в суд на Великобританию за Декларацию Бальфура, поддержавшей идею создания «еврейского национального очага в Палестине».
По словам палестинского лидера, именно эта декларация привела к «накбе» арабов в Палестине в 1948 году.
Обращение от имени Абу-Мазена было представлено Лиге арабских государств министром иностранных дел ПА Риадом Аль-Малики.
ЛОРД БАЛЬФУР И ЕГО ДЕКЛАРАЦИЯ
Почему главные улицы в Израиле названы в честь лорда-"антисемита"? Кем был "кровавый Бальфур"? Что вызывает демографический взрыв? Как наши пращуры обогнали рождаемостью сефардов? Почему еврейских беженцев ненавидели как африканских? Антисемитизм - тень евреев. Как Бальфур решал еврейский вопрос? Почему британское правительство хотело отправить евреев в Уганду? Как возникло антииммиграционное законодательство? Почему Бальфур оправдывал преследователей евреев? Почему же именно такой человек стал автором "Декларации Бальфура"?

Если бы на машине времени какой-нибудь британский джентльмен иудейского вероисповедания перенесся бы из Лондона 1916 года в Иерусалим или Тель-Авив 2016-го, то обнаружив городах еврейского государства улицы, названные в честь лорда Артура Джеймса Бальфура, он вероятно удивился бы:
- Зачем израильтяне увековечили память этого антисемита?
"Чего вдруг?!" - негодуя спросил бы он. Тем более, что в израильских городах имя "Бальфур" носят улицы важные, центральные. В Иерусалиме на улице Бальфур вообще находится резиденция главы правительства.
В Тель-Авиве нет улицы, которая носила бы имя британского премьер-министра Бенджамена Дизраэли - еврея по крови, который гордился своим происхождением, своими предками, писал романы на темы еврейской истории. Дизраэли неоднократно утверждал, что семитская раса выше других, а евреи, в силу их духовности, являются элитой. Он сделал очень много для утверждения равноправия евреев в Британии. Добился защиты евреев во многих других государствах. Но его имя не увековечено в названиях Тель-авивских улиц. Городской совет Тель-Авива запретил увековечивать имена выкрестов. А вот именем Бальфура в Тель-Авиве названа роскошная улица… Есть в Израиле и сельскохозяйственный поселок — Бальфурия.
"Кровавый Бальфур"
Выпускник Итона и Тринити-колледжа, убежденный консерватор, представитель высшей аристократии, автор трактата "Защита философского сомнения" (в котором доказывалось преимущества религии над наукой), лорд Артур Джеймс Бальфур в общей сложности провел на вершине британского политического олимпа почти полвека. Он был правой рукой своего дяди маркиза Солсбери. Бальфур несколько раз занимал пост первого лорда казначейства. Занимал пост статс-секретаря по делам Шотландии, а затем Ирландии. За методы противодействия борцам за автономию Ирландии лорд был прозван "кровавым Бальфуром". Жесточайшими методами Бальфур довел до победного конца Англо-бурскую войну (1899-1902) в которой Британия впервые применила тактику выжженной земли и создала концентрационные лагеря, в которых погибло около 30 тысяч бурских женщин и детей, а также неустановленное количество черных африканцев. С 1902 по 1905 год Бальфур был премьер-министром Великобритании. Но его звездный час наступил во время Первой мировой войны, когда после провала Дарданелльской операции, закончившейся катастрофически для союзных войск и вызвавшей правительственный кризис, Бальфур сменил на посту первого лорда Адмиралтейства Уинстона Черчилля. А в 1916 году стал министром иностранных дел воюющей империи.

Одной из проблем, которой пришлось заниматься лорду Бальфуру в начале ХХ века, была миграционная национальная политика. Например, решая проблему дефицита рабочей силы на шахтах Южной Африки, Бальфур ввозил туда рабочих из Китая, которые жили и работали в тяжелейших условиях. Так же в Южную Африку были привезены британцами десятки тысяч индийцев (среди которых был и молодой адвокат Мохандас Ганди, впервые применивший на африканской земле стратегию ненасильственного сопротивления Сатьяграха) .
Будучи сторонником протекционизма в экономике, Бальфур не хотел, чтоб на территорию Британии проникали не только иностранные товары, конкурирующие с продукцией местного производства, но и иностранная рабочая сила, которая отнимает рабочие места у британцев. И в этот момент Бальфуру пришлось столкнуться с еврейским вопросом.
Что такое демографический взрыв?


Сегодняшняя Европа пытается справиться с проблемой миграции из мусульманских стран, которых потряс демографический взрыв.
В конце XIX - начале XX века главной проблемой Британии и других стран Западной Европы были евреи-мигранты.
В конце восемнадцатого столетия евреи, жившие в Западной Европе, в мусульманских странах, в Восточной Европе - составляли примерно три равные группы.
К началу века двадцатого потомков евреев Восточной Европы (включая тех из них, кто уже успел переселиться в Северную и Южную Америку, в Палестину, в Западную Европу, в Австралию, Южную Африку и на Дальний Восток) было в три раза больше, чем всех прочих евреев вместе взятых.
К началу Первой мировой войны в России и Австро-Венгрии проживало 8 миллионов евреев (пять с половиной миллионов евреев в России, а на территории Австрийской империи - два с половиной). Причем, к этому моменту из Российской империи уже эмигрировало более двух с половиной миллионов евреев.
Как же так получилось, что в черте оседлости, в гетто и местечках, ущемленные в правах, в ситуации непрекращающихся погромов, наши предки размножились более, чем гораздо более комфортно живущие евреи из мусульманских стран и Западной Европы?
У еврейства Западной Европы уже в XIX веке наблюдалось падение рождаемости. Модернизированные темпы жизни требовали меньшего количества детей в семье. Поэтому угнаться за демографией евреев Российской и даже Австро-Венгерской империи общины Франции, Британии и Германии никак не могли.
Но у евреев Северной Африки, у евреев Ирака и Ирана - тоже была высокая рождаемость. Они тоже жили традиционным не слишком модернизированным образом. Почему же они не увеличились на порядок, как наши прапрадеды?
В Африке и Азии общее число евреев хоть и выросло с 1800 по 1880 год, но всего с 500 000 до 750 000.

У евреев восточных стран была высокая рождаемость. Но и высокая детская смертность. Из 9-12 детей женщины выживали только два или три.
В период 1800-1880 годов доля сефардов среди евреев снизилась с 20 до 10 процентов.
Демографический взрыв породили именно евреи Восточной Европы, где развивающаяся медицина совпала с традиционным образом жизни. В этом секрет любого демографического взрыва.
В российской империи евреи раньше вступали в брак. Браки между юношами 15-18 лет и девушками 14-16 были вполне обычным явлением. Почти все еврейские девушки выходили замуж и начинали рожать вскоре после достижения половой зрелости. Они хорошо заботились о своих детях, и при содействии общинной системы социального обеспечения им удалось снизить детскую смертность более быстрыми темпами, чем в среднем по Европе. В европейской России смертность среди евреев (14,2 на 1000 в год), была даже ниже, чем в другом (гораздо более благополучном) протестантском меньшинстве, и более чем вдвое ниже среди православного большинства (31,8). Количество медиков на душу населения внутри гетто было намного выше, чем в среднем по империи.
Ксенофобия - тень мигрантов

Количество евреев - превысило рамки гетто.
Евреи пытались вырваться. Уходили в преступники и революционеры. И уезжали, уезжали, уезжали.
Правительство вводило ограничение. Православные кликуши подстрекали к ненависти.
После погромов 1881, каждый год из России выезжало в среднем 50-60 тысяч евреев. После высылки из Москвы в 1891 году эмигрировало 110 тысяч евреев, в 1892 году - 137 тысяч. За год погромов (1905-1906) выехало свыше 200 тысяч. Исход, кстати, вовсе не ограничивался Россией. С 1881 по 1914 год более 350 тысяч евреев покинули австрийскую Галицию. Евреи бежали и из Румынии (как в России, в Румынии имелись особые законы относительно евреев, лишавшие их равных возможностей и позволявшие применять к ним в некоторых случаях даже физическое насилие).
Поток евреев-беженцев хлынул в Европу, Северную и Латинскую Америку, в Южную Африку и Австралию.
Более всего доставалось США. За десятилетие с 1881 по 1892 год евреи прибывали в США в среднем по 19 000 в год; в 1892-1903 годах цифра подскочила до 37 000 в год; а в 1903-1914 годах она вообще достигла 76 000.
В любой стране, куда массово направлялись евреи, наблюдался всплеск антисемитизма. Поводы были разные. В США во время Гражданской войны утверждалось, что именно евреи наживаются на войне, когда остальные гибнут.
В 1876 году один из отелей на побережье Нью-Джерси открыто объявил в газетах, что не будет пускать к себе евреев. К этому антиеврейскому бойкоту стали присоединяться другие гостиницы, рестораны, курорты. Тогда евреи-бизнесмены Нью-Йорка сами стали скупать места отдыха и временного места жительства. В результате курортные отели и городские гостиницы стали делиться на те, что пускают, и те, что не пускают евреев. То же произошло с ресторанами, школами, колледжами…
Во время Второй мировой войны в разговоре Альберт Эйнштейн спросил Соломона Михоэлса, насколько силен в России антисемитизм. Михоэлс ответил, что в Советской стране антисемитизма нет, он запрещен законом. После этих слов Эйнштейн замолчал, потупился, будто стыдясь за гостя, и погрустнел. После долгой паузы он сказал:
"Этого не может быть. В отличие от вас, я физик. Я знаю, что каждый предмет имеет свою тень. Антисемитизм - тень еврейского народа".
Вероятно, однако, что ксенофобия - ненависть к чужакам - является тенью любой массовой миграции.
Великобритания и "восточные евреи"

Росла миграция и в Великобританию. С 1881 по 1905 год в Британию прибыло около ста тысяч "восточных" евреев. Приток русских евреев, достигший внушительных размеров, резко изменил облик еврейской общины и отношение к ней в обществе. В Лондоне, где осела большая часть беженцев, особенно в старых кварталах Ист-Энда, еврейское население увеличилось в три раза. В остальной части страны окрепли старые общины и появились новые. В результате деятельности русских беженцев был дан значительный толчок производству в стране дешевой одежды, обуви, мебели. Мигранты вызывали недовольство, поскольку удешевляли рабочую силу. Разоряли своей конкуренцией и более низкими ценами мелкие бизнесы. Отношение к евреям из России в Лондоне тогда было очень похоже на нынешнее отношение к суданцам в Израиле.
Это вызвало серьезную озабоченность многих еврейских организаций, лидеры которых судорожно решали, каким образом можно помочь нахлынувшим братьям, но не считаться соседями такими же, как они. Так и в Израиле от негативного отношения к нелегалам из Африки страдают местные эфиопы - граждане страны.

Еврейские община Гамбурга и Лондона всеми возможными способами направляла эмигрантов в местный порт с тем, чтобы они продолжили свой путь напрямую в Соединенные Штаты. Барон Морис де Гирш, например, взявшись за это нелегкое дело, помог создать для беженцев поселения в Аргентине. На идише появились песни о пароходах, которые плывут в далекий "Бунозирес" (Буэнос-Айрес) Барон Эдмонд де Ротшильд сделал то же самое в Палестине.
Такой была ситуация, когда с ней столкнулся лорд Бальфур.
Как Бальфур решал еврейский вопрос

Великобритания - демократическая страна. Общественное мнение отражается в речах политиков и принимаемых решениях.
В 1902 году, когда Бальфур возглавил правительство, была создана особая Королевская комиссия, задачей которой было упорядочение вышедшей из-под контроля эмиграции евреев из России.
Артур Джеймс Бальфур, именем которого названы улицы в Израиле, начал свои взаимоотношения с нашим народом, которого он называл "еврейской расой", с ряда абсолютно юдофобских высказываний. И с политических шагов, которые были призваны закрыть от еврейских мигрантов Британию. С намерения провести драконовские законы против еврейской эмиграции.

Именно поэтому он постепенно становился сторонником сионистов. В 1902 году, будучи в этот момент более всего занят африканскими событиями, премьер-министр Бальфур поддержал "полусионистский" проект переселения евреев в Уганду. Сионистский конгресс этот план отверг.
Бальфур говорил о евреях, что они не готовы к интеграции в британское общество. И едва ли когда-нибудь будут готовы вписаться в британский стиль жизни и ведения дел. Он заявлял, что еврейские эмигранты вступают в брак исключительно между собой. Что они слушаются своих раввинов более, чем законов и правил страны, которая их принимает.

Выступая в британском парламенте в 1905 году, он заявил, что Британия имеет бесспорные моральные основания пресечь въезд "восточных евреев" на ее территорию. Чтобы доказать всему миру, что решения, направленные против беженцев, не являются в своей основе антигуманными (ведь Британия уже несколько столетий славилась либеральной страной, предоставляющей убежище преследуемым), Бальфур особо выделил в своей речи угандийский план. Бальфур заявлял, что еврейским эмигрантам предложены обширные и плодородные земли в колониях, помощь в переселении, автономное управление и возможно государство в дальнейшем. Пусть едут туда! Им абсолютно не на что жаловаться…
Шломо Занд в своей книге "Кто и как изобрел Страну Израиля" пишет: "Разумеется, такая политическая позиция не непременно превращает Бальфура первых годов XX века в лютого юдофоба; совершенно аналогично, европейские лидеры начала XXI века, пытающиеся жесткими мерами остановить ищущих работы эмигрантов на пути в свои страны, не становятся автоматически истерическими исламофобами. Бальфур никогда особенно не ненавидел евреев, хотя существуют свидетельства, указывающие, что он им отнюдь не симпатизировал. Прежде всего он не хотел, чтобы в самой Британии их стало слишком много".
Правительство Бальфура в 1905 году приняло "Акт об Иммиграции", который если не останавливал, то сильно затруднял еврейское проникновение на территорию Соединенного Королевства. По модели этого закона в 1924 году Конгресс США принял Иммиграционный закон Джонсона-Рида, который впервые устанавливали квоты на въезд в Америку. Именно эти два антииммиграционных закона несут ответственность за то, что многим пытавшимся бежать от устроенного Гитлером геноцида европейского еврейства некуда было податься. С другой стороны, именно это законодательство повернула часть евреев в сторону Палестины.
"Действия преследователей евреев вполне обоснованы…"


Бальфур не изменил своего отношения к евреям и тогда, когда в 1917 году он, в качестве министра иностранных дел Великобритании, написал знаменитую "Декларацию Бальфура" - за которую он и удостоился быть увековечен в названиях.

В январе того же 1917 года, в ответ на просьбу Британской еврейской ассамблеи, воспользоваться статусом союзника и вступиться за евреев Российской империи, чье положение во время Первой мировой войны еще ухудшилось, Бальфур заявил представителям организации, что действия преследователей евреев вполне обоснованы, поскольку евреи очень хитрые, шустрые и пробивные люди. "Куда ни сунься в Восточной Европе, выясняется, что еврей тем или иным образом преуспевает, и к этому следует добавить, что он принадлежит к особой расе и исповедует религию, являющуюся объектом ненависти для всех, кто его окружает" - сказал Бальфур. И добавил, что поскольку количество евреев в Восточной Европе измеряется миллионами, а они еще постоянно размножаются, вполне можно понять желание их прижать.
Почему же именно такой человек стал автором "Декларации Бальфура"?

Здесь нет никакого противоречия. Именно потому, что Бальфур был британским консерватором-изоляционистом, именно потому, что он не хотел видеть евреев в Лондоне, он хотел направить их на Ближний Восток.
Именно потому, что он был апологетом религии, подчеркивавшей ее превосходство над наукой, вставлявшим религию в политику, он не желал видеть слишком много иудеев, которые живут не смешиваясь и не переходя в христианство в его стране, но с детства был усердным читателем ветхозаветной истории, делавшим из нее и политические выводы.
Именно потому, что он считал, что представителям разных рас (а евреев он считал расой) присущи разные характеристики и характеры, предназначены разные судьбы и ниши, он считал, что место любой расы в регионе, где она зародилась, а смешение рас - вещь чрезвычайно нежелательная.
Так же нет никакого противоречия в том, что многие юдофобы в разных странах являются "друзьями Израиля". Литературный критик Бенедикт Сарнов, пытаясь объяснить, почему Солженицын, относившийся к российским евреям (мягко сказать) напряженно, в то же время всегда был сторонником Израиля, вспоминает фразу советского поэта Василия Федорова:
"Вася Федоров в Малеевке, войдя в столовую - сейчас уже не помню, то ли к обеду, то ли к ужину, - как обычно, пьяный в драбадан, прямо с порога громогласно провозгласил свое жизненное кредо.
Без всякого повода, - видимо, мысленно продолжая какой-то разговор, а потому, как всем нам показалось, совершенно невпопад, но для него самого, наверно, очень логично, - он объявил:
- Если ты уехал в Израиль, - ты мой лучший друг! Но если ты остаешься здесь, - он погрозил кому-то пальцем, - ты мой злейший враг!
При том, что высказано это было сильно заплетающимся языком и вроде как даже вполне бессвязно, это его кредо по проклятому еврейскому вопросу было им сформулировано с предельной, кристальной ясностью.
А для меня это был, как говорится, момент истины.
Вот так же, наверно, - подумал я, - мыслит и чувствует Александр Исаевич.
Езжайте себе в свой Израиль и живите там счастливо! От души желаю вам всего самого лучшего. Но не суйтесь в наши русские дела!"
Декларация?! "Мне так надоел этот мир…"

Были и дополнительные основания. Шла война. Британия нуждалась в союзниках, особенно после того, как Россия была охвачена пожаром революции. Британцы готовы были обещать всем, противореча каждым обещанием предыдущему и последующему.
Обещания, данные Британией арабам через Лоуренса Аравийского, противоречили не только Декларации Бальфура, но и обещаниям данным Франции, Италии, России, Сен-Жан-Мориенскому соглашению, договору Сайкса-Пико и т. д.
Великий русский историк Марк Алданов писал, что в то время многие шаги Foreign Office носили уже отчаянно авантюрный и курьезный характер. "То же самое относится и к другому событию, вызвавшему большое волнение у арабов, - к декларации Бальфура, обещавшей евреям Палестину. Анекдотическая история этого полуанекдотического документа еще не написана. Лорд Бальфур говорил одному русскому политическому деятелю, что подписал историческую декларацию из-за легенды, которую слышал в детстве: мир погибнет в тот день, когда в Иерусалиме восстановится еврейская власть, - "мне так надоел мир, что я, право, не прочь посмотреть на его гибель…" Шутка характерна для автора "Защиты философского сомнения". Правда, шутливые слова престарелого государственного деятеля были сказаны после прекрасного завтрака; да и политика Foreign Office, конечно, не определялась шутками лорда Бальфура. Однако без преувеличения можно сказать, что знаменитая декларация была далеко не свободна от юмора. Весьма серьезный английский исследователь говорит, что она составлена в выражениях, "по необходимости неопределенных" ("perhaps necessarily vague"), - как известно, уже 15 лет продолжается спор о том, что именно было обещано сионистам: настоящий "национальный дом" или же только духовный (упомянутый исследователь утверждает, что духовный)" - писал Алданов в 1932 году.

По мнению Алданова никакого макиавеллизма в этой двусмысленной декларации не было. Просто, во время тяжелейшей войны "за поддержку еврейских финансовых кругов в Америке стоило обещать полцарства, вдобавок чужого…"

Комментариев нет: